В наших глазах - вселенная. Интервью с Денисом Петрачковым

Денис Петрачков в свои какие-то 35 лет является кандидатом медицинских наук и врачом-офтальмологом высшей категории.

ТАКЖЕ ИНТЕРЕСНО

Кластер медицинских и фармакологических технологий на пустом месте не создадут – клиники Самарской области на протяжении многих лет обогащались не только классными специалистами, но и высококлассной техникой. Таким образом становясь местом притяжения для врачей из других регионов, сменивших место жительства ради возможности практики и научной деятельности в самых современных условиях. Денис Петрачков в свои какие-то 35 лет является кандидатом медицинских наук и врачом-офтальмологом высшей категории. В Самару он и его жена – также офтальмолог – переехали из Томска – старейшего образовательного и научного центра Сибири. Однако перспективы работы в Самарской областной офтальмологической больнице имени Ерошевского перевесили все прелести проживания на малой Родине.

– В 30 лет вы уже являлись главным офтальмологом Томской области – впечатляющие карьерные успехи в столь молодом возрасте. Что же подвигло переехать за 2700 с лишним километров от дома и хорошей работы?
– Одно дело карьерный рост, а другое – рост профессиональный. В Томске я работал в многопрофильной больнице, в Самаре же увидел крупную специализированную глазную клинику, оснащенную самым современным оборудованием. Я понял, что в этих условиях как врач и как ученый смогу дать офтальмологии гораздо больше, нежели находясь дома. Всего один раз посетив Самарскую областную офтальмологическую больницу имени Ерошевского по приглашению ее главного врача, я принял решение работать только в ней. Оставалось уговорить жену – сегодня она трудится хирургом в детском отделении больницы и оперирует недоношенных малышей с проблемами сетчатки. А я теперь заведую офтальмологическим микрохирургическим отделением. Тяжело было покидать родных и друзей, но оно того стоило.

– То есть все дело решило наличие современного оборудования?
– Мое поле деятельности – это витреоретинальная хирургия – операционное лечение сетчатки и стекловидного тела. Это, пожалуй, наиболее сложная и крайне увлекательная часть офтальмологии. Но одного мастерства для выполнения этой работы не всегда бывает достаточно. Андрей Владимирович Золотарев однажды сказал, что глаз – это Вселенная. Так и есть – когда рассматриваешь ткани глазного яблока в микроскоп, то возникает чувство погружения в другой мир, описать словами это не возможно. Представьте, что изучение Вселенной и освоение космоса в наши дни будет вестись методами XIX века без привлечения последних достижений научно-технического прогресса. За последние 10 лет произошла настоящая революция технологий в медицине, в том числе офтальмологии. Мой самый первый витреотом – основной инструмент для выполнения операций – мало похож на витреотом, которыми я пользуюсь сегодня. Использование высокотехнологичного оборудования в операциях, не роскошь и не прихоть, а гарантия того, что помощь пациентам будет оказана на должном уровне. Кроме того, оборудование больницы дает уникальную возможность параллельно выполнять научную работу. На базе нашей клиники работает кафедра офтальмологии Самарского государственного медицинского университета, здесь же располагается научно-исследовательский институт. С профессором Золотаревым мы занимаемся многими наукоемкими проблемами, в том числе разработкой новых хирургических методов лече-ния патологии сетчатки, а также над изучением причин глаукомы.

– Ваше рабочее место, наверное, тоже навевает космические ассоциации?
– Лично мне моя операционная больше напоминает кабину пилота авиалайнера – полумрак, мерцающие мониторы приборов, тачскрины, педали для управления оборудованием, каждая из которых имеет до 10 кнопок – большинство функций вынесено на ножное управление, поскольку руки заняты инструментом. Операция транслируется в режиме 3D на экран для обучения начинающих специалистов. Рядом работают операционная сестра, ассистент, анестезиолог и анестезиологическая сестра – каждый на своем месте и выполняет свои функции. Вообще ценность больницы имени Ерошевского не только в оборудовании, но и в замечательном, дружном молодом коллективе. Средний возраст врачей в отделении – где-то 35 лет. Четверо из одиннадцати врачей имеют высшую категорию, еще четверо обладают степенью кандидата медицинских наук. Большинство докторов – выпускники СамГМУ, прошедшие постдипломное обучение на базе больницы и принятые в штат отделения. Мне легко и приятно работать с людьми, понимающими и безгранично любящими свою работу.


– При нынешнем увлечении гаджетами и вообще высокими технологиями карьера офтальмолога многим молодым людям теперь покажется крайне заманчивой.
– И я их понимаю. Свое решение стать глазным хирургом я принял, учась в школе и однажды оказавшись на рабочем месте отца-офтальмолога – раздвижные двери, микроскопы, операционные столы произвели на меня неизгладимое впечатление. Мечта сбылась: я окончил медицинский университет, прошел интернатуру и ординатуру, в период которой провел свою первую операцию. Но одного интереса мало – стать хорошим врачом без саморазвития невозможно. Опыт, полученный в операционной, обязательно должен быть подкреплен теоретическими знаниями. Научный поиск является неотъемлемой частью жизни практикующего офтальмолога. Еще советую запастись упорством и терпением. Более всего они требуются медсестрам, чей вклад в работу больниц часто остается недооцененным. Иногда у врачей нашего отделения бывает до 35 операций в день, я сижу за операционным столом по шесть часов в одной и той же позе. При всем при этом продолжаю получать от своей работы несравненное удовольствие.

12+
idi@1expert.ru, тел. (8482) 555-727
закрыть