Лукасу и не снилось

70 лет назад коллектив советских ученых и инженеров начал секретную работу, с результатами которой сегодня знакомы все: наша страна является космической державой, а российские ракетные комплексы известны как самое дальнобойное и при этом высокоточное оружие в истории. Даже среди этих выдающихся специалистов были люди, заслуги которых достойны отдельного внимания. Ракеты, спутники наблюдения, боевые космические корабли и целая система, способная противостоять американской программе «Звездных войн» – все это разрабатывал человек, подвиг которого заслонила лишь слава отца советской космической программы Сергея Королева. Дмитрий Ильич Козлов сумел в кратчайшие сроки превратить Самару в один из главных космических центров России.

ТАКЖЕ ИНТЕРЕСНО

Дмитрий Козлов родился в 1919 г. в кубанской станице Тихорецкая. В 1937 г. поступал в Ленинградское  высшее военно-морское училище, но не прошел медкомиссию из-за близорукости. Он не отчаялся и вскоре стал студентом Ленинградского военно-механического института – хоть и не моряк, но все-таки военный! Форму Дмитрий надел даже раньше, чем рассчитывал: уже в июле 1941-го он вступил добровольцем во 2-ю ленинградскую дивизию народного ополчения. В 1944 г. Козлов при освобождении города Выборг лишился руки. После Победы Дмитрий закончил вуз, женился и планировал начать размеренную карьеру ленинградского инженера. Но не тут-то было – вчерашний студент и фронтовик Козлов оказался в числе немногих, кого привлекли к разработке принципиально новой строго засекреченной военной техники – ракет дальнего действия.
Летом 1946 г. Козлов оказался в только что разгромленной Германии. Здесь он вместе с другими специалистами обследовал секретные подземные заводы, на которых немцы выпускали ракеты «Фау». Группой «диггеров» руководил мало кому известный в ту пору полковник Королев – человек, который заразит Козлова интересом к космосу и почти на 20 лет станет его учителем и шефом. Правда, в то время СССР было не до космоса. К началу 50-х США имели на вооружении около 2000 ядерных зарядов, которые могли быть сброшены на нашу территорию с воздуха – свыше 1200  стратегических бомбардировщиков находилось на американских военных базах, сосредоточенных вдоль границ СССР. Наша страна располагала почти в 10 раз меньшим атомным боезапасом, да и территория Штатов для советской авиации была куда менее доступна – легендарные Ту-95 еще не были введены в строй. Защитить СССР могли только межконтинентальные баллистические ракеты с ядерными боеголовками. В США их разработкой занимался сам Вернер фон Браун – «вывезенный» из Германии автор ракет «Фау». Дмитрий Козлов, ставший несмотря на молодой возраст ведущим конструктором «изделия», набирался опыта и знаний о ракетной технике буквально на ходу, Зато он умел объединить часто противоречащие друг другу технические решения разных конструкторов – двигателистов, специалистов по системам управления, наземному оборудованию и т. д., а главное довести проект до воплощения. В итоге в августе 1957 года первая в мире межконтинентальная баллистическая ракета Р-7 взлетела с полигона в Казахстане и уже через 15 минут достигла заданной точки на Камчатке.
Через 2 дня после успешных испытаний Р-7 директор ЦРУ подал президенту США Эйзенхауэру аналитическую записку, из которой следовало, что даже несколько десятков советских ракет, снабженных ядерным зарядом, способны превратить в пустыню всю территорию Америки. Если ВВС США для атомной бомбардировки СССР согласно планам Пентагона отводилась неделя, то советские ракеты могли уничтожить Соединенные Штаты буквально в считаные часы. Бряцанье атомным оружием в политических кругах США мгновенно вышло из моды.

 

Сергей Королев в группе советских специалистов по изучению немецкой ракетной техники.

 

Р-7 – первая в мире межконтинентальная баллистическая ракета – стала основой советского «ядерного щита». Главным ее отличием от всех предшественников стала необычная пакетная схема расположения ступеней. Блоки-ступени стоят не один за другим, а четыре боковых ракетных блока располагаются симметрично вокруг центрального. Еще во время первых испытаний военной версии Р-7 Королев получил добро на использование ракеты для космических запусков. В октябре 1957 г. Р-7 подняла на орбиту первый искусственный спутник Земли – Спутник-1. Надежная и универсальная «семерка» дала начало семейству ракет, созданных у нас в Самаре и используемых для запусков в космос в наши дни.
Чтобы советские баллистические ракеты действительно могли противостоять угрозе извне, нужно было наладить их серийный выпуск. Но мощностей завода в подмосковных Подлипках (ныне город Королев), где собирали первые Р-7, для этого не хватало. В 1958 г. заму Сергея Королева Дмитрию Козлову было поручено организовать серийное производство ракет Р-7 и конструкторское бюро на самолетостроительном заводе № 1 в Куйбышеве. Крупный завод необходимо было не только переоснастить новым оборудованием, но и подготовить для него специалистов «ракетного» профиля. Самым трудным оказался переход с изготовления клепаных корпусов самолетов на технологии сварки, применяемые на каждом этапе изготовления ракет. Кроме того Козлов наладил на предприятии особую «космическую» культуру производства, основанную на точном соблюдении всех технических и санитарных норм. Если еще в феврале 1958-го на заводе №1 полным ходом шел выпуск самолетов, то уже в конце года в его цехах были подготовлены к отправке новые ракеты Р-7, одна из которых в феврале 1959 г. успешно вышла на орбиту. Благодаря ракетам промышленность Куйбышева перешла на новый уровень развития – работники наших заводов одними из первых в стране знакомились с последними достижениями прогресса.

 


В 1960 г. Козлов познакомился с группой летчиков, которых Сергей Королев представил непривычным словом «космонавты». В апреле следующего года один из этих  офицеров – Юрий Гагарин совершил первый в истории космический полет. Первые ступени ракеты Р-7, отправившей на орбиту корабль «Восток», были изготовлены на куйбышевском заводе №1. Но одними ракетами работа этого предприятия на космическую отрасль не ограничилась. В Куйбышеве начались разработка и серийное производство космических спутников наблюдения «Зенит», которые затем сменили семейства спутников «Янтарь» и «Орлец». Этот проект Козлова снова вывел СССР в лидеры космической гонки. В середине 60-х в советское правительство обратились представители американского руководства с необычной просьбой: отснять с нашего спутника территорию восьми штатов США для составления точных географических карт этих местностей. Собственных спутников, способных делать из космоса снимки земной поверхности с необходимым разрешением, у Штатов еще не было. Позднее советские спутники наблюдения сыграли еще одну роль в отношениях между двумя супердержавами: в 1972 г. на них был возложен контроль за исполнением ОСВ-1 – договора о сокращении стратегических вооружений между СССР и США. Как и в случае с ракетами Р-7, появление которых сделало ядерную войну бессмысленной, куйбышевские военные спутники фактически содействовали сохранению мира на Земле.

 


Помимо военных спутников «Зенит», «Янтарь» и «Орлец» на куйбы­шевском заводе «Прогресс» под руководством Козлова было создано несколько поколений специальных спутников. Дмитрий Ильич старался использовать возможность доступа на земную орбиту как в научных, так и в прикладных целях. Одни из его спутников стали основой первого в мире картографического комплекса. Другие поставляли с орбиты информацию, помогавшую решать социально-экономические проблемы. Комплексы «Фотон» и «Бион» позволяли проводить медико-биологические исследования. Созданная Козловым научная школа разработала теорию низкоорбитального космического аппаратостроения – благодаря ей сегодня в космосе работают спутники, дающие каждому из нас прежде невиданные возможности навигации и связи.
С конца 70-х в американской печати все чаще появляются сообщения о «программе звездных войн» – речь шла о мероприятиях по усилению военного присутствия США в космосе. СССР, в принципе, к такому повороту был готов – для контроля за каждым движением американцев на орбите достаточно было модернизировать и масштабировать уже разработанные Козловым комплексы. Но Дмитрий Ильич решил перестраховаться и в ЦСКБ «Прогресс» начинается работа над системой многоцелевой разведки «Сапфир-К», которая давала бы нашей стране возможности тотального контроля надо всем происходящим как на земной поверхности, так и на орбите. Обслуживать орбитальные модули системы должен был многоразовый челнок «Буран». На случай открытого конфликта в космосе система имела в составе эскадру боевых многоцелевых космических кораблей «Стрелец». Опыт создания боевых «космолетов» у Козлова уже был: в шестидесятые он работал над «Звездой» – военной модификацией корабля «Союз». Проект «Сапфир-К» заморозили в начале 90-х из-за сокращения госфинансирования. Другой перспективной, но не доведенной до завершения разработкой Дмитрия Ильича была ракета Н-1 – средство доставки советских космонавтов на Луну. (Об этом созданном в Куйбышеве проекте можно прочитать в материале о конструкторе двигателей Николае Кузнецове в «ИДИ» №6).

12+
idi@1expert.ru, тел. (8482) 555-727
закрыть