Нам удалось добиться серьезного прорыва

Интервью с вице-губернатором – министр экономического развития, инвестиций и торговли Самарской области Александром Владимировичем Кобенко

ТАКЖЕ ИНТЕРЕСНО

В ноябре 2016 года вице-губернатор – министр экономического развития, инвестиций и торговли Самарской области Александр Кобенко в качестве спикера принял участие сразу в нескольких мероприятиях всероссийского форума «Открытые инновации». По его мнению, столь высокий интерес со стороны федеральных институтов и других регионов объясняется тем, что за последние несколько лет Самарской области удалось совершить серьезный прорыв в таких направлениях, как кластерная политика и формирование инновационной экосистемы. С какими итогами министерство подходит к новому году? Что удалось сделать, а что получилось не так, как планировалось? Какие проекты будут реализованы в ближайшее время? Узнаем из первых рук.

– С какими итогами министерство экономического развития, инвестиций и торговли Самарской области подходит к концу 2016 г.? Что удалось сделать за этот период?

– Наверное, будет не совсем правильно говорить отдельно об итогах 2016 года, поскольку часть проектов стартовала еще несколько лет назад, а часть находится в стадии реализации или запуска. Поэтому я бы отметил то, чего мы добились в целом. Первое, что, я считаю, нам действительно удалось сделать, – это запустить процесс инновационного развития региона. Сформирована инновационная экосистема, выстроена работа с федеральными институтами развития, разработаны эффективные меры поддержки. Как результат, последние 2–3 года Самарская область уверенно входит в число лидеров по стартап-активности среди регионов. Второе достаточно успешное направление – государственно-частное партнерство (ГЧП). В 2013 г. мы начали активно работать в этой сфере, поскольку понимали, что расходы бюджета будут сокращаться, а потребность в объектах социальной инфраструктуры останется. Первое время было очень сложно, поскольку фактически не было ни законодательной базы, ни опыта, ни команды. Пришлось делать все с нуля. Но на текущий момент Самарская область входит в тройку лидеров среди регионов России по уровню развития ГЧП: в стадии реализации более 50 проектов, объем привлеченных инвестиций составляет около 10 млрд рублей. Третье направление, которое я бы хотел отметить, – работа с внешними инвесторами. До начала «санкционной войны» мы были лидерами страны по динамике привлечения зарубежных инвестиций. А в целом за 2013–2014 гг. объем инвестиций в капитал в регионе увеличился в 1,5 раза. Безусловно, в 2015–2016 гг. темпы роста заметно упали, но, даже несмотря на сложные внешние обстоятельства, мы сохраняем хорошие абсолютные показатели. Я считаю важным, что мы научились создавать для инвесторов наиболее привлекательные условия. Мы предлагаем им именно то, чего они ждут: режим «единого окна», сопровождение проекта на всех его стадиях, стабильный налоговый режим и льготы, готовые индустриальные площадки со всей необходимой инфраструктурой. Наконец, четвертое – это организация работы с малым и средним бизнесом. Да, в 2014 году количество предпринимателей заметно сократилось, чему способствовали изменения в федеральном законодательстве. Однако мы со своей стороны сделали все возможное, чтобы нивелировать эти негативные моменты. На протяжении последних двух лет положительная динамика наблюдается по всем основным показателям: рост выручки, объем капиталовложений, налоговые отчисления. Это свидетельство того, что мы сумели найти эффективные инструменты работы с МСП. Я всегда говорю, что нужно учитывать не только прямую финансовую поддержку этого сектора, но и косвенную. Это и информационное сопровождение, и предоставление гарантий, и льготные площадки для работы. Сейчас мы активно работаем по упрощению доступа МСП к госзакупкам. Этот вопрос является одним из самых актуальных для производственных компаний, поскольку 70% экономики контролируется госкорпорациями и крупным бизнесом.

– Одним из ваших приоритетов стала работа с молодежью. Каких успехов удалось достичь в этом направлении?

– Работу с молодежью я считаю одним из главных достижений в работе министерства. Ведь новое поколение совсем по-другому смотрит на бизнес. Ребята сейчас более активные, требовательные, любую проблему пытаются решить альтернативными и нестандартными методами. Они не боятся выходить за установленные рамки, нарушать правила. Для того чтобы направить эту энергию в нужное русло, мы разработали целую серию различных программ и проектов: «Молодежь и кластеры», «Ты – предприниматель», Центры молодежного инновационного творчества, телепроект «Акулы бизнеса», журнал «ИДИ. Движение молодых», научные бои Science Slam, акселераторы, хакатоны и много другого. В среднем при поддержке МЭРИТ ежегодно проходит до 200 мероприятий для молодежи. Они касаются науки, инноваций, классического и технологичного предпринимательства, погружения в стартап-культуру. Могу сказать, что эта работа уже принесла свои плоды – значительная часть региональных инновационных проектов реализуется молодыми ребятами в возрасте до 30 лет.

– Когда речь идет о молодежи, невозможно обойти стороной вопрос образования. Как сегодня выстроена работа министерства с региональными вузами?

– Мы активно сотрудничаем с вузами области. Стремимся к тому, чтобы наши образовательные учреждения постепенно переходили к формату работы «университет 3.0», когда вуз занимается не только развитием науки и подготовкой квалифицированных кадров, но и коммерциализацией инновационных проектов и выводом их на рынок. В этом направлении уже есть свои достижения. Так, например, совместно с Самарским государственным медицинским университетом запущен новый кластер медицинских и фармацевтических технологий, создан центр прорывных технологий в ИТ-медицине, современный технопарк, реализуются десятки технологичных проектов. На сегодняшний день в его рамках работает большое количество компаний, действующих на стыке таких направлений, как медицина, IT, биотехнологии, фармацевтика. Заключены соглашения с различными международными центрами, университетами, учёными с мировым именем. Надеемся, что Фонд перспективных исследований сделает наш университет базовой площадкой по тематике нейроинтерфейсов. Активно работаем с Самарским научно-исследовательским университетом имени С.П.Королева и САМГТУ – в каждом есть примеры успеха, но нужна и серьёзная работа по изменениям.

– Какие интересные проекты сейчас находятся в разработке?

– Во-первых, не могу не отметить завершение работы над стратегией развития региона. Это комплексный документ, определяющий развитие Самарской области до 2030 года. Во-вторых, сейчас мы активно работаем по двум новым проектам для МСП. Первый – это развитие лизинга. Мы хотим создать в регионе сильную лизинговую компанию с участием Корпорации развития МСП и достаточно серьезным капиталом. С одной стороны, это позволит поддержать местные производственные компании, поскольку для них лизинг – дополнительный канал сбыта. При ставке в пределах 10% они смогут значительно продвинуть продукт на рынке. С другой стороны, лизинг – очень удобный и выгодный вариант для тех компаний, которые задумываются о приобретении оборудования, техники, транспорта и т.д. Второй проект – «Бизнес-навигатор». Это интернет-портал для предпринимателей, которые хотят открыть или расширить свой бизнес. Он позволяет в режиме онлайн выбрать бизнес, рассчитать для него бизнес-план, узнать о мерах поддержки, подобрать в аренду помещение. Сейчас идет тестирование по Тольятти, а затем «Бизнес-навигатор» будет проецироваться на другие города и направления. Конечно, крайне важно что в 2016 году нам удалось получить статус территории опережающего социально-экономического развития для города Тольятти. Мы уверены, что это придаст серьезный импульс в реализации большого количества новых инвестиционных проектов. В настоящее время формируется новая прорывная стратегия города Тольятти с нацеленностью на экономику знаний, развитие инжиниринга, качественного инженерного образования, обновление городской инфраструктуры. Нам бы хотелось, чтобы Тольятти в результате получил четвёртое рождение, играл заметную роль в развитии НТИ, высокотехнологичных сервисов и создании новых приоритетных для нашей страны рынков. Мы рассчитываем на активное взаимодействие с федеральными институтами, корпорациями и делаем ставку на активных жителей города. Очень важный проект для Самары – это проект развития научно-образовательного и технико-внедренческого комплекса Гагарин-Центр.

– А чего все-таки не удалось добиться? Что получилось не так, как хотелось?

– Не по всем направлениям удалось добиться достаточно высокой динамики. Думаю, что при более благоприятном раскладе КПД мог быть гораздо выше. Например, инфраструктуру для бизнеса можно и нужно развивать быстрее. Но из-за ограниченности денежных ресурсов региона мы инвестировали в нее минимальные средства и продолжаем использовать метод револьверного финансирования. Нам удалось в рамках автомобильного кластера наладить работу по повышению эффективности компаний МСП, являющихся поставщиками АВТОВАЗа.

Многих мы вывели в более высокую категорию поставщиков, что позволило им получить новые заказы и уверенно чувствовать себя даже на фоне общего падения рынка. Но пока не удалось проецировать этот опыт на аэрокосмический кластер, поскольку его предприятия более закрытые. И самое главное, что есть ограничение в виде формулы ценообразования для госкомпаний, которое не стимулирует передачу заказов и функций на аутсорсинг и активную работу по развитию поставщиков. Нам удалось создать инжиниринговый центр для автопрома и аэрокосмического кластера. Но если по автопрому загрузка очень высокая, то со стороны аэрокосмического кластера еще не накопилась критическая масса заказов, чтобы полностью загрузить ту инфраструктуру, которую мы сформировали. Это для нас серьезный вызов. Мы сейчас думаем над дополнительными стимулами и возможностями, включая получение заказов из других регионов. В части ГЧП не удалось более активно двигаться в крупных проектах, особенно по транспортной инфраструктуре. Если бы не существующий консерватизм в принятии решений, у нас уже могло быть один-два пилотных проекта, например, по скоростному трамваю или весогабаритному контролю.

Хотелось создать региональный продуктовый бренд, чтобы облегчить местным производителям питания вход в крупные торговые сети. Однако оказалось, что сами производители просто к этому не готовы. Не удалось развернуть наших сельхозпроизводителей в экспортном направлении. Есть запросы из Китая, Индии, Ирана, а отклика – нет. Региональные компании пока не хотят подстраиваться под требования международного рынка и совершенствовать технологии и качество. Несмотря на все старания, не получилось раскачать поток проектов от компаний среднего бизнеса. Все-таки нужно больше времени, чтобы между властью и этим сектором экономики сформировались доверительные отношения; чтобы предприниматели поверили, что их действительно готовы поддержать. С этой целью я активно работаю и над созданием деловых клубов на территории региона, которые позволяли бы чиновникам и бизнесменам напрямую обсуждать самые актуальные вопросы.

– Вы отметили существующий «консерватизм в принятии решений». Можно подробнее рассказать, о чем идет речь?

– Существующая система принятия решений не всегда исходит из того, что проект может дать на выходе через определённое время (количество рабочих мест, объем налоговых поступлений и т.д.), чаще из текущих задач, в первую очередь социальных, и имеющегося бюджета. В результате Правительство вкладывается преимущественно в социальную инфраструктуру, например, в строительство новых спортивных, медицинских и образовательных объектов, которые требуют денег не только на строительство, но и на последующее содержание. При этом понятно, что данные объекты не генерят источников дохода. Нам же сейчас более нужны и важны объекты, которые способствуют новым инвестициям, повышению эффективности и конкурентоспособности существующего бизнеса, созданию новых направлений и отраслей экономики. Каждый раз, разрабатывая новый инструмент развития или поддержки экономики и бизнеса, приходится тратить много сил и времени, чтобы преодолеть существующий консервативный барьер и доказать будущую эффективность проекта для региона и получить или привлечь под это финансирование.

– Как на сегодняшний день складывается ситуация с проектами в туристической сфере?

– Это еще более сложный вопрос, чем инвестиции в инфраструктуру. Когда мы говорим о промышленных площадках, то понимаем: период их окупаемости составляет в среднем 5–7 лет. Но когда речь идет о туристических объектах, этот горизонт увеличивается до 10–15 лет и даже более. Это общая проблема внутреннего российского туризма. У регионов нет средств, чтобы самостоятельно реализовать имеющиеся проекты, а у инвесторов нет желания вкладывать средства на столь долгий срок, несмотря на увеличивающийся поток внутренних туристов. Можно сказать, что для развития внутреннего туризма в большинстве регионов сейчас экономически не очень удобное время. Но через 3–5 лет мы все же придем к этому. Здесь нет нужды придумывать что-то особенное. Есть понятные бизнес-модели, есть частные инвесторы. Задача власти – предложить понятные стартовые условия: земельные участки с льготным налогообложением, качественной инфраструктурой и экологией, хорошим существующим или потенциальным туристическим потоком, работать в части развития бренда региона.

– Как идет работа по продвижению экспортного бизнеса?

– Количество экспортеров растет с каждым годом. Если смотреть в целом, то объем торговли достаточно высокий. Но стоит учитывать, что на 95% он сформирован продукцией крупных компаний. Нам необходимо более активно вовлекать в экспортную деятельность малый и средний бизнес. Это то направление, в котором нужно усиливать работу. Но чтобы продвигать регион на международных рынках, необходимы серьезные инвестиции. Если мы посмотрим на наиболее активные регионы – Татарстан, Калугу, Ленинградскую область, то увидим, что они очень много вкладывают в выстраивание отношений с иностранцами. Выставки, экономические миссии, деловые мероприятия – все это необходимая часть развития торгово-экспортных отношений. Нам нужны свои торговые представители, которые отстаивали бы интересы региона, устанавливали контакты с компаниями, продвигали нашу продукцию и компании на месте. Но пока это просто невозможно сделать в силу ограниченного областного бюджета.

– Многие направления работы министерства, включая инновации и государственно-частное партнерство, пришлось развивать с нуля или перестраивать полностью. Вы при этом ориентировались на кого-то?

– Каждый раз, приступая к новому проекту, мы обращаемся к ведущим экспертам в данной области и, конечно, смотрим на имеющиеся практики. Мы активно общаемся в части обмена опытом с такими передовыми российскими регионами, как Татарстан, Калуга, Томск, Новосибирск, а также с зарубежными партнерами из Швейцарии, Кореи, Финляндии, Сингапура, Китая. Я считаю, что нужно равняться на лучших, но не следовать по пути слепого копирования, а создавать свои инструменты с учетом специфики региона. Мы перерабатываем, проносим через себя, смотрим, что можно доработать, и уже лучшее включаем в наши программы.

– Как вы считаете, вам удалось привнести что-то новое в работу министерства как чиновничьей структуры? Как-то переформатировать ее?

– Думаю, да. В работе министерства стало меньше совещаний и больше проектного подхода, тайм-менеджмента. Я работаю над стратегическими вещами, постановкой задач, решением проблемных вопросов, прорывных проектов, новыми задачами и направлениями, а также контролирую результат. Всю внутреннюю работу стараюсь делегировать заместителям, руководителям департаментов и управлений. Они понимают свою меру ответственности и стараются выполнить задачу наилучшим образом. К сожалению, в органах власти пока действует другая система мотивации. Поэтому сейчас одной из важных задач регионального правительства является внедрение проектного подхода с оценкой достигнутого результата. На примере проектов ГЧП мы уже показали, насколько эффективным может быть правильно выстроенное межведомственное взаимодействие. Надеюсь, что в ближайшее время эта система заработает и в других министерствах.

– Насколько достигнутые результаты зависят от той команды, которая работает на данный момент?

– За прошедшие пять лет нам удалось сформировать очень слаженный рабочий коллектив, где каждый понимает как стратегическую цель работы, так и свою конкретную задачу. Причем речь идет не только о сотрудниках министерства, но и обо всей сопутствующей инфраструктуре – фондах, технопарке, центре инноваций и т.д. Но мне кажется, что самое главное в том, что мы сумели перенастроить сам механизм работы. И начатое дело будет продолжаться и развиваться независимо от обстоятельств.

– В ноябре этого года вы приняли участие во всероссийском форуме «Открытые инновации», причем выступали с докладами сразу в нескольких мероприятиях программы. Расскажите подробнее.

– Форум «Открытые инновации» – это своеобразный итог работы регионов в сфере инноваций и новых технологий. По просьбе организаторов мероприятия я выступил в качестве спикера на нескольких мероприятиях, где рассказал о нашем опыте реализации проектов в нескольких направлениях. В рамках заседания Президиума Совета при Президенте РФ по модернизации экономики и инновационному развитию России под руководством Председателя Правительства РФ Дмитрия Медведева я представлял доклад об успешном опыте работы аэрокосмического кластера Самарской области. Вложенные в развитие кластера в 2013–2015 годах федеральные средства позволили достичь более чем двукратного роста отгрузки (в текущих ценах к уровню 2012 года) по основному виду экономической деятельности кластера – «Производство летательных аппаратов, включая космические». При этом в абсолютном выражении прирост отгрузки (23,3 млрд руб.) более чем в 33 раза превысил объемы федеральной поддержки. Также был очень интересный круглый стол «Выращивание национальных чемпионов», где обсуждалась актуальная тема о поддержке инновационных компаний. Дело в том, что российская власть долгое время занималась только развитием крупного бизнеса. В результате 70% нашей экономики напрямую зависит от госкорпораций. Этим мы сильно отличаемся от остального мира. Между тем на развитых рынках (Германия, Норвегия, Китай, Корея) научились успешно работать со средними компаниями и выращивать из них «национальных чемпионов». Родилась идея реализовать такой проект и в России. В рамках круглого стола мы обсудили возможные варианты, пытались понять, чем конкретно можем помочь перспективным технологичным компаниям в условиях глобальной конкуренции. В Самарской области есть такие компании, как ООО «БАКС», «Ай-Сис Лабс», «Открытый код», «Разумные решения» (лидеры Техуспеха), достаточное количество эффективных производственных компаний – «Лада-Флект», «Нектар», «Мегапласт» и многие другие. У них выдающиеся результаты. Именно таким компаниям мы должны уделить пристальное внимание, поскольку у них уже есть компетенции. Зачастую им не хватает организационной поддержки, поддержки в продвижении своей продукции на международных рынках, финансирования. У них мало менеджмента, но много амбиций, поэтому регионы должны заботиться о реализации этих амбиций. На круглом столе «Инвестиции в регионы: конкуренция экосистем» мы говорили о том, что сегодня шансы на успех есть только у самых адаптивных экономик, способных быстро внедрять и капитализировать инновации, предлагать новые механизмы развития инвестиционной деятельности. Главная проблема существующих региональных стратегий развития состоит в отсутствии четких и обоснованных приоритетов. Необходимо систематизировать цели, определить важность и срочность каждой из них. На сформированных точках роста необходимо концентрировать пул ресурсов. К примеру, в Самарской области для приоритизации целей мы использовали кластерно-компетентностный подход. Выделены наиболее приоритетные кластеры и кластеры второго приоритета. Развитие ключевых элементов кластера позволяет стимулировать развитие взаимосвязанных секторов экономики, эффективно концентрировать ограниченные ресурсы регионального бюджета, источники федерального центра и частных инвесторов на ключевых направлениях.

– Откуда такой интерес именно к Самарской области?

– Думаю, что такой большой интерес к региону вызван именно тем, что всего за несколько лет нам удалось произвести серьезный прорыв в таких направлениях, как кластерная политика, создание инновационной экосистемы, привлечение инвесторов. Мы не только накопили значительный пул успешных практик и проектов, но и систематизировали их, сумели выстроить в единую картину. Наш опыт особенно интересен тем регионам, которые только выходят на этот путь. Для них это возможность избежать ошибок, сэкономить время и средства, используя уже отработанные и проверенные механизмы.

12+
idi@1expert.ru, тел. (8482) 555-727
закрыть